Нарушение операциональной стороны мышления. Немного теории. К основным мыслительным операциям от­носятся, как известно, анализ и синтез, различают также обоб­щение

Немного теории. К основным мыслительным операциям от­носятся, как известно, анализ и синтез, различают также обоб­щение, отвлечение (абстрагирование), сравнение, противопос­тавление.

При некоторых формах патологии психической деятельно­сти у больных теряется возможность использовать систему опе­раций обобщения и отвлечения.

Обобщение есть следствие анализа, вскрывающего сущест­венные связи между явлениями и объектами.

Выделяют несколько уровней процесса обобщения:

- категориальный - отнесение к классу на основании
главных, существенных признаков (например, оперение
у птиц);

- функциональный - отнесение к классу на основании
функциональных признаков (поют, летают, клюют, не­
сут яйца и др.);

- конкретный - отнесение к классу на основании конкрет­
ных признаков (имеют крылья, две ноги, хвост и др.);

- нулевой (операция обобщения отсутствует) - перечис­
ление предметов либо их функций без попытки обоб­
щить.

При всем многообразии нарушений операциональной сто­роны мышления их можно свести к двум крайним вариантам:

1) снижение уровня обобщения;

2) искажение самого процесса обобщения.

Снижение уровня обобщения

Снижение уровня обобщения состоит в том, что в суждени­ях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях, оперирование общими признаками заме­няется установлением сугубо конкретных, часто случайных свя­зей между предметами.

Особенно четко подобный вид патологии мышления выяв­ляется с помощью методики классификации предметов. В этом эксперименте один из больных отказывался объединить в одну группу козу с волком, «потому что они враждуют»; другой больной не объединяет кошку и жука, потому что «кошка живет в доме, а жук летает». Частные признаки «живет в лесу», «лета­ет» больше определяют суждения больных, чем общий признак «животные».

Подобные нарушения могут быть в легкой, умеренно вы­раженной и выраженной степенях. При ярко выраженном сни­жении уровня обобщения больным вообще недоступна задача на классификацию; для испытуемых предметы оказываются по своим конкретным свойствам настолько различными, что не мо­гут быть объединены.

Пример 1. Даже стол и стул нельзя отнести к одной группе, так как «на стуле сидят, а на столе работают и кушают».

Пример 2. В некоторых случаях больные создают большое количество мелких групп на основании чрезвычайно конкрет­ной предметной связи между ними, например: ключ и замок (для запирания), перо и ручка (для письма), нитка и иголка (для шитья), тетрадь и карандаш (для рисования).

Пример 3. Иногда испытуемые объединяют предметы как элементы какого-нибудь сюжета, но классификацию не произ­водят. Например, одну группу составляют яйцо, ложка, нож; другую - тетрадь, перо, карандаш. При этом больной составляет рассказ: «Он пришел с работы, закусил яйцом из ложечки, отре­зал себе хлеба, потом немного позанимался, взял тетрадь, перо и карандаш».

Подобные нарушения часто встречается у олигофренов. Операция классификации, в основе которой лежит выделение обобщенного свойства предмета, отвлечение от множества дру­гих его конкретных свойств и особенностей, вызывает затруд­нения у подобных больных.

Например, при выполнении задания «исключение предме­тов» испытуемому предъявляются карточки, на каждой из ко­торых изображены четыре предмета, подобранных таким обра­зом, что три из них между собой связаны, а четвертый является по отношению к ним неподходящим. Испытуемый должен ука­зать, какой из этих четырех предметов надо исключить. Допус­тим, на карточке изображены следующие предметы: градусник, весы, часы, очки. В данном случае подлежат исключению очки, так как первые три предмета являются измерительными прибо­рами.

Психологический механизм этого метода состоит в том, что испытуемый должен прежде всего понять некоторую услов­ность всей этой операции. Лишь в том случае, если он нашел принцип обобщения трех предметов, испытуемый сможет ис­ключить четвертый. Приведем примеры.

Пример 1. Больной К. (с диагнозом - эпилептическая бо­лезнь) при предъявлении предметов «термометр, часы, весы, очки» заявляет, что надо удалить термометр, так как он «нужен только больному человеку».

Пример 2. Больная Т. из этой же группы предлагает объе­динить часы, термометр и очки, так как «если человек близору­кий, он смотрит на термометр и на часы через очки».

Пример 3. При предъявлении четырех предметов, из кото­рых три относятся к источникам искусственного света (кероси­новая лампа, свеча, электрическая лампочка) и один - к источ­нику света естественного (солнце), больные часто выделяют в качестве «лишнего» предмета керосиновую лампу, объясняя, что сейчас она уже не нужна, «даже в самых глухих местностях проводится электричество». Другие больные по тем же мотивам считают лишней свечу.

Особенно четко выступает непонимание условности при объяснении больными пословиц и метафор. Как известно, по­словицы являются таким жанром фольклора, в котором обобще­ние, общее суждение передается через обозначение какого-нибудь отдельного частного факта конкретной, ситуации. Ис­тинный смысл пословицы только тогда становится понятным, когда человек отвлекается от тех конкретных фактов, о которых говорится в пословице, когда конкретные единичные явления приобретают характер обобщения. Только при этом условии осуществляется перенос содержания пословицы на другие си­туации.

Еще более показательной является методика отнесения фраз к пословицам.

Испытуемому дается таблица, на которой написан текст не­которых пословиц, и карточки, на которых написаны фразы. Смысл некоторых фраз не соответствует смыслу пословиц, но в них включены слова, упоминающиеся в пословицах. Испытуе­мому предлагается разложить фразы и пословицы по смыслу таким образом, чтобы к каждой пословице была отнесена лишь одна, адекватная ей фраза. Таких пословиц и фраз имеется по степени их трудности несколько серий. Приведем для иллюст­рации первую, наиболее легкую из них.

Пословицы

1. Шила в мешке не утаишь.

2. Куй железо, пока горячо.

3. Не все то золото, что блестит.

4. С миру по нитке — голому рубашка.

5. Взявшись за гуж, не говори, что не дюж.

Фразы

1. Золото тяжелее железа.

2. Сапожник чинил шилом сапоги.

3. Не все то хорошо, что кажется хорошим.

4. Если уж поехал куда-нибудь, то возвращаться поздно.

5. Кузнец работал сегодня целый день.

6. Коллективными усилиями легко справиться с любыми
трудностями.

7. Правду скрыть невозможно.

8. Не откладывай дела в долгий ящик.
Рассматриваемый вариант методики обладает по сравнению

с предыдущим вариантом (толкование пословиц) некоторыми особенностями. Понимание переносного смысла пословицы здесь облегчается тем, что даже если испытуемый только смут­но понимает смысл, то фраза, которая ему предъявляется, долж­на действовать как подсказка. Зато здесь имеется трудность дру­гого рода: создается либо широкая возможность актуализации приблизительного смысла, либо некоторые одинаковые слова во фразах и пословицах легко «провоцируют» некритическое сбли­жение неадекватных объяснений. Трудность переносится, таким образом, в другую плоскость и заключается не в самой возмож­ности понять абстракцию, а в возможности оттормозить то, что не соответствует смыслу пословиц.

Сопоставление обоих вариантов позволяет выявить не только уровень абстрагирования, но также устойчивость этой операции.

Снижение уровня обобщения выступает и в применении методики, которая направлена на исследование процесса опо-средованности у больных. Эта методика, как мы уже знаем, из­вестна под названием «метода пиктограмм».

Таким образом, сопоставление данных, полученных с помо­щью различных методов (классификация предметов, метод ис­ключения, объяснение пословиц и метод пиктограмм), обнару­жило у ряда больных (эпилептиков, олигофренов) снижение процесса обобщения: конкретно-ситуационный характер их суждений, непонимание переноса, условности. Больные не в со­стоянии выделить существенные свойства предметов, не мо­гут раскрыть смысловые связи между ними.

Однако говорить о снижении уровня обобщения можно в том случае, если этот уровень был у человека ранее, а затем сни­зился, что и происходит с больными эпилепсией, органическими поражениями ЦНС, последствиями травм головного мозга. У

больных же олигофренией отмечается недоразвитие понятийно­го, абстрактного мышления.


4190356422459348.html
4190409751556188.html
    PR.RU™